Он так устроен, людям помогать

Широкий, светлый коридор, в нем – пустая каталка, она здесь всегда наготове. Слышны монотонные звуки аппаратов ИВЛ, шипение кислородных масок – мы в отделении анестезиологии и интенсивной терапии. Вот уже год, как это место приобрело еще одно название — «красная зона». Это значит, что здесь находятся пациенты с коронавирусной пневмонией.

Из манипуляционной к нам навстречу выходит молодой человек: синяя медицинская роба, шапочка, маска, а из-под нее – добрый, внимательный и немного усталый взгляд. Это медбрат-анестезист Алексей Кроквенко, он сегодня в смене.

Такая ответственная должность предполагает широкий спектр деятельности: выполнение лечебно-диагностических мероприятий, участие в хирургических операциях, подготовка наркозно-дыхательной и контрольно-диагностической аппаратуры к работе, контроль за состоянием больного во время анестезии, интенсивной терапии и реанимации. Участие в общей и преднаркозной подготовке пациентов к операции, наблюдение за ними в ранний послеоперационный период.

С многочисленными обязанностями наш герой успешно справляется уже больше десяти лет. Хотя и говорит, что изначально в медицину пришел не по собственному желанию: «У меня дедушка – хирург, бабушка – медсестра. С родителями та же история: отец — врач, мама — медсестра. Разве рассматривались еще варианты, на кого мне учиться? Выбор был очевиден».

После девятого класса парень отучился в Первомайском медицинском училище, поработал в скорой помощи в Брянке, а потом пришел в алчевское отделение анестезиологии, где остался на годы. Здесь Алексей Кроквенко обрел не только дело жизни, а и личное счастье — любимую супругу Екатерину.

— В свое время Катя пришла к нам в отделение на практику. Мы разговорились, понравились друг другу… Вот с тех пор и разговариваем, только уже дома, наедине, — с улыбкой говорит Алексей. — Теперь у нас двое детей – девятилетняя дочь и годовалый сын.

Когда твоя вторая половинка — коллега по работе, дома не приходится объяснять, почему задерживаешься и как переживаешь о своих пациентах. Алексею не пришлось ничего объяснять и год назад, когда эпидемия, охватившая подавляющую часть мира, стала реальностью и для нашей Республики, для нашего города.

— Поначалу даже не верилось, что пандемия до нас дойдет, — признается Алексей Кроквенко. — Но, когда все же случилась первая волна, мы были морально готовы подстраиваться — работать в масках, без конца обрабатывать руки, выполнять все предписания здравоохранения…

Из-за большого наплыва больных перестроилась и работа самого отделения: рассчитанная на шесть пациентов анестезиология была вынужденно расширена до одиннадцати койко-мест. Количество сотрудников осталось прежним.

— Конечно, в этом плане стало работать тяжелей, успевать накладней. Каждому человеку необходимо уделить время, нужно следить за своевременной выдачей назначений. А еще работа по части реанимации и анестезиологии, в операционную нужно отлучаться на наркоз. На время пандемии ведь никто не отменял, например, аппендициты, — поясняет медбрат. — Нелегко, когда кто-то отлучается, а напарник остается в отделении один на всех пациентов.

— Первое время ощущалась особенная усталость. Бывало, что я и сутки спал после смены, так выматывался, — рассказывает Алексей, — да и болели мы тоже, как все люди. Справляться с утомлением и недугами помогали родные. Семью видеть хочется, детвору. Когда близкие рядом, все тяжести уходят на задний план.

Ну вот, побывает Алексей дома, «подзарядится» любовью близких — и снова в бой. Силы-то нужны не только физические, а и душевные. Ведь помимо всех обязанностей, прописанных в служебной инструкции, есть долг, не обозначенный на бумаге — моральная поддержка людей, а бывает, что и психологическая помощь. Ведь те, на кого обрушилось опасное заболевание, далеко не всегда могут справиться с происходящим. Страх за жизнь – не все, с чем они борются. Случается всякое: бывает, взрослые люди, как младенцы, путают день и ночь. Бывает – особенно с пожилыми пациентами, — пугает количество лекарств, которые необходимо принимать. Чего только не бывает… И медикам требуются поистине беспредельные мягкость, терпение и настойчивость, чтобы успокоить, поддержать душевные силы, укрепить веру в победу над недугом – потому что без этой веры нельзя никак.

— Эта болезнь новая для всего мира, о ней еще не все известно, поэтому люди переживают, нервничают, не знают, как правильно себя вести. Родных рядом нет, нужно принимать большое количество препаратов… А при любом заболевании эмоциональный фон пациента очень важен, это играет большую роль в выздоровлении, — рассказывает Алексей Юрьевич.

— Я всегда стараюсь подзадорить пациентов, чтобы им становилось морально легче и веселей, чтобы боязни скорей отступили. Стараюсь разговорить каждого человека и узнать, ради кого или ради чего он хочет жить, что его «держит» в этом мире. В основном это семья, близкие, а у кого и дача — бывает, что человек настолько любит заниматься своим огородом, что для него это существенный стимул поскорее выздороветь.

— Когда наши пациенты выздоравливают — это самая главная награда за труд. Я испытываю большую радость, становясь свидетелем того, как люди идут на поправку, когда пациентов из крайне тяжелого состояния удается спасти, — говорит Алексей.

… «Красная зона»… Даже звучит тревожно. Находиться внутри нее – испытание, которое не каждому по плечу. И пусть это прозвучит пафосно, но нужно быть наделенным особым человеколюбием, чтобы оставаться здесь, на передовой. Чтобы приходить сюда снова и снова, точно зная, какой бой тебя ждет. Бой за каждого пациента. И выходить из него надо победителем. Так понимают свою работу Алексей Кроквенко и его коллеги.

 

 

Инна Дубовая

Download Premium Magento Themes Free | download premium wordpress themes free | giay nam dep | giay luoi nam | giay nam cong so | giay cao got nu | giay the thao nu